До встречи на правом берегу!

В продолжение темы о работе Красноярского ТЮЗа над документальной постановкой «Подросток с правого берега», премьера которой состоится 22 ноября. После первого показа чернового эскиза спектакля в театре состоялось его обсуждение. Прямой диалог с публикой становится в ТЮЗе доброй традицией – здесь теперь проходят дискуссии не только после премьер, но и в процессе репетиций некоторых спектаклей.

«Подросток с правого берега»

«Подросток с правого берега»

Документальность или театральность?

На первый показ пришла, в основном, своя публика – артисты из Красноярского драмтеатра им. Пушкина, журналисты, драматурги и другие искушенные театралы. Постановщик спектакля, главный режиссер ТЮЗа Роман Феодори в процессе обсуждения то и дело пытался вывести зрителей на остроту высказываний, спровоцировать спор. Но жесткой критики в адрес своей работы он в этот раз так и не услышал – «Подросток», при отдельных недочетах (что вполне естественно для чернового показа), неприятия ни у кого не вызвал. Возможно, в дальнейшем, когда на спектакль подтянется широкий круг зрителей, дискуссии вокруг него станут острее?..

«Подросток с правого берега»

«Подросток с правого берега»

А пока присутствующих больше интересовали вопросы формы и актерской интерпретации. Многим было любопытно, как будет строиться спектакль, сохранится ли в нем предложенная тема «одного дня из жизни подростка» плюс отдельные монологи. Актер и режиссер Андрюс Даряла из краевой драмы заметил, что ему нравится идея, отраженная в названии. Но атмосферы правого берега Красноярска, понимания, в чем его особенности, в представленном эскизе ему недоставало.

У зрителей не совпали оценки актерской подачи. Кому-то не хватило документальности, показалось, что актеры слишком много привносят от себя, что мешает воспринимать достоверность историй. Один молодой человек счел, что некоторые шутки актеров – на уровне Comedy Club, что для такого спектакля неуместно. А еще – что при всей проникновенности историй они совершенно не трогают: «Наверное, о смерти близкого человека или об уходе родителей из семьи ребенок действительно так и рассказывает, абсолютно буднично. Но как в театре донести его эмоции до зрителя?»

Роман Феодори

Роман Феодори

Комментируя это, Феодори вспомнил фильм Франсуа Трюффо «400 ударов»: «В одной сцене ребенок, гуляя, увидел, как мама целуется с любовником, чужим дядей. На его лице ничего не отразилось. Спустя 50 минут фильма, на следующий день, он пришел в школу. На вопрос, почему он вчера не был на занятиях, мальчик ответил: «У меня мама умерла». Только в этот момент я, зритель, понял, что у него внутри что-то произошло, но вначале он это не показал. Так и в спектакле – подать переживания наших героев с помощью каких-то театральных приемов очень просто. Но вопрос – стоит ли помогать зрителю что-то почувствовать таким способом? Или нужно все-таки отдаться документальности?» Вероятно, при дальнейших обсуждениях режиссеру и его команде придется еще не раз вернуться к этой теме, поскольку «Подросток» — первый документальный спектакль в Красноярске, и большей части публики такая форма неизвестна.

«Потому что это правда»

Самого Феодори, в свою очередь, интересовало, увидели ли зрители для себя что-то новое и необычное. Оказалось, что увидели. Маргарита, педагог одного из красноярских вузов, призналась, что далека от мира подростков, представленного в эскизе, и испытала потрясение, увидев это на сцене. Ее коллега Анатолий ожидал, что герои спектакля будут злее и агрессивнее. Но портреты учителей ему показались достоверными.

«Подросток с правого берега»

«Подросток с правого берега»

Положительный образ подростков в первом показе у многих вызвал удивление. Как заметил один из зрителей, «даже в самых отрицательных героях, этих гопничках малолетних, было что-то симпатичное, появится ли у вас настоящий отморозок?» Другая зрительница с ним не согласилась, ей показалось, что в спектакле две крайности – «либо быдло, либо ботаны». И нет никаких ориентиров, к которым детям стоило бы стремиться, не хватает ощущения, что в обществе не все еще потеряно. Или это пока не передано актерски?.. Как пояснила драматург Саша Денисова, существование в документальном театре очень сложное: «Чтобы показать на сцене подлинный градус настоящей жизни, нужно время, многочисленные репетиции с режиссером. А то, что вы увидели сегодня, создано всего за неделю. Застроить это сложнее, чем художественный монолог».

Для самой постановочной команды абсолютно неожиданным оказался зрительский вопрос, зачем вообще нужен документальный театр. Казалось бы, социальные проблемы мы наблюдаем каждый день в жизни, их транслируют с экранов телевизоров – для чего нести это еще и в театр? В столичных театральных кругах к подобным вопросам давно привыкли и не обращают на них внимания. В конце концов, в Москве театров много, и каждый может выбрать то, что ему по душе. В Красноярске театров единицы, им приходится учитывать интересы разных аудиторий. И вряд ли тем, кто привык воспринимать театр исключительно как развлечение, придется по душе такой спектакль, как «Подросток с правого берега».

«Подросток с правого берега»

«Подросток с правого берега»

Между тем, как заметил критик Александр Вислов, прививка документальным театром в России совершенно необходима: «Наш театр страшно далек от народа. Исторически это самое демократичное искусство, оно родилось на площади и всегда было связано со своими зрителями живыми токами. Но за много лет эта тонкая связь между артистом и зрителем была утеряна. Документальный театр способен ее вернуть. Что, впрочем, нисколько не мешает параллельно существовать и другому театру».

Среди зрителей тоже нашлись желающие ответить, зачем нужен такой театр. Один счел, что в театре всегда должно появляться что-то новое. По мнению другого, искусствоведа по профессии, нужно выйти в жизнь, почерпнуть оттуда что-то подлинное и достоверное – это необходимый шаг, свежий глоток воздуха, без которого искусство просто загнивает. По оценке еще одной зрительницы, документальные спектакли – возможность посмотреть в них, как в зеркало, и увидеть себя такими, какие мы есть. Но самым емким оказался ответ молодого человека, который просто сказал: «Потому что это правда». Реплика вызвала аплодисменты.

«Подросток с правого берега»

«Подросток с правого берега»

Подводя итог дискуссии, Роман Феодори пообещал, что обсуждения в процессе работы над «Подростком» еще не раз состоятся, и пожелал всем скорой встречи на правом берегу. Вислов, в свою очередь, вернулся к способам отражения общественных проблем на телевидении и в театре: «В телевизионных программах все гораздо страшнее, вот где настоящая чернуха! Но все это давно никого не трогает, льющаяся на экранах кровь оставляет людей эмоционально безразличными, потому что нас это напрямую не касается, происходит где-то в параллельном мире. Или раздражает, не хочется смотреть на эти страшилки. Потрясающая способность театра в том, что зритель оказывается в одном пространстве с актером, он, так или иначе, сопричастен тому, что на сцене. У театра есть возможность пробиться к его душе. То, что вы видели, — это наши дети, хотим мы того или нет. Мне кажется, что в спектакле при всех его недостатках есть два важных качества – он очень нежный и очень грустный. Если, выйдя из зала, вы посмотрите на подростков вокруг как-то по-другому, мне кажется, задача этого показа выполнена».

Партнер проекта — Фонд Михаила Прохорова.

Мнения коллег

Людмила ДУХАНИНА, драматург, режиссер, художественный руководитель народного театра «Орфей»

Людмила Духанина

Людмила Духанина

У меня очень приятное впечатление от просмотра. Чувствуется, что истории абсолютно достоверны. Я сама давно занимаюсь документальным методом, лет семь пишу пьесы – только о подростках и только на документальной основе. Интересная заявка, но сами драматурги, как мне показалось, понимают, что в этой канве не хватает диалогов. Театр без них существовать не может, на одних монологах драматургия не выстраивается. Что-то, наверное, еще придется переработать. Но в целом затея любопытная. Обязательно приведу на спектакль своих актеров.

Александр ХРОМОВ, драматург

Александр Хромов

Александр Хромов

Начинание хорошее. Но обязательно нужно, чтобы история била по мозгам. Весь вербатим придуман только для того, чтобы прочистить чувствилище, продрать душу человека насквозь. Можно набрать кучу новелл, правильно их перемешать, возможно, это будет смотрибельно. Сейчас у режиссера в руках материал, с которым он может совершить революцию. Но воспользуется ли он этим, пока непонятно. Ведь дело не в том, нравится спектакль или не нравится. Главное, чтобы ты вышел с него и понял, что мир – вовсе не такой, каким ты представлял его себе прежде. Хуже он или лучше – не имеет значения. Просто другой, ты увидел в нем что-то, чего прежде не замечал. Это, кстати, важное условие в любом спектакле, будь то по классике или современной драматургии.

Елена Коновалова 27 октября 2012 г.

Обсуждение


Похожие записи