Найк Борзов, Деймон Олбарн, «Мегаполис» и другие альбомы

Продолжаем рассматривать не до конца изученный пласт альбомов, вышедших этой весной.

140120-damon-albarn-sundance0102_0_0

Найк Борзов «Везде и нигде»

nike-borzov-vezde-i-nigde1

Найк, известный в первую очередь по нетленным хитам «Лошадка», «Верхом на звезде» и «Одна она» — тот еще ветеран российского музыкального шоу-бизнеса. В свое время (в 90-е) он начинал с первого в России треш-панк-проекта «Инфекция», у которого одни названия альбомов говорят за себя ( «Онанизм», например). Потом был сольный проект, замечательные альбомы «Головоломка» (1997, где впервые прозвучала «Лошадка»), «Супермен» (2000) и на пике – прекрасная пластинка «Заноза» (2002), после которой – восемь лет молчания и логичного сомнения поклонников; а сможет ли что-либо дельное написать после такого затишья? Смог и доказал вполне неплохим альбомом «Изнутри» в 2010, подтвердив статус «преодолевшего 90-е».

На новым «Везде и нигде» сосуществуют два Найка — лирик и «свой» парень (первые треки – «Детка», «Последствия любви», «Пустота») и агрессивный экспериментатор, раскрывающийся к финалу ( «Паническая атака», полная отчаянных воплей, нервная «Ты горишь», выполненная практически на одном аккорде, и полный взрыв в песне «Подсос и отсос» с ласковым пожеланием «Убей себя сам»). Как и всякая личность, Найк биполярен и полон контрастов и противоречий, что ясно прослеживается на всей пластинке. Мне лично по душе первый, лиричный вариант с простыми и одновременно метафоричными меланхоличными текстами, такими, как в «Пустоте» или в «Сейчас и здесь» — о своем месте, мироощущении и сложности взаимопонимания.

Damon Albarn «Everyday Robots»

Damon-albarn-everyday-robots

Горячо любимый мной с давних пор Деймон, за спиной которого Blur, Gorillaz и проект The Good, the Bad & the Queen, наконец, в 46 лет, записал первый в жизни сольник. Здесь он собрал меланхолично-нежные треки об одиночестве в холодном Лондоне (заглавная «Everyday Robots»), перемежающиеся более светлыми песнями-путешествиями — в Танзанию к слоненку, к примеру ( «Mr.Tembo») – с соответствующими мотивами. Правда, в некоторых треках Деймон выступал не один, а подключил к работе не менее именитых музыкантов; но таким образом, что их роль и участие во всем альбоме с первого прослушивания и не отслеживаются (например, «You & Me», «Heavy Seas of Love» с Брайаном Ино).

Ничего кардинально нового о себе Деймон на альбоме не сказал, да, наверное, и не собирался – это явно не последнее его творение (планируются альбомы и с Blur, и с Gorillaz). Перед нами всё тот же уставший мечтательный меломан (каким мы запомнили его по отдельным сольным трекам и последним песням Blur), музыка которого очень точно иллюстрирует ощущения жителя мегаполиса, потерявшегося в серой толпе и в тумане собственных мыслей ( «Hollow Ponds», «Lonely Press Play»). Олбарн задает обычные и временами тревожные вопросы – о возможности близости и понимания, о том, как заглушить одиночество. Некоторая депрессивность Олбарна ничуть не угнетает (в отличие от его британского коллеги Тома Йорка), и вполне может стать гармоничным фоном вашего очередного дня со своими радостями и разочарованиями (финальный трек «Heavy Seas of Love» — пример удачного совмещения воодушевляющего и печального).

Мегаполис «Из жизни планет»

i534fbed329734 

«Все дело не в СССР, а в собственном несовершенстве» (Г.Шпаликов).

«Мегаполис» во главе с Олегом Нестеровым подготовили «саундтрек к несуществующим фильмам», а именно, к фильмам, неснятым в эпоху оттепели: «Причал», «Прыг-скок, обвалился потолок» (сценарии Г.Шпаликова), «Семь пар нечистых» (сценарий В. Мотыля), «Предчувствие» (сценарий А. Смирнова). На специальном сайте представлен целый мультимедиа-проект с информацией о каждом из фильмов, комментариями от таких фигур, как Александр Митта или Сергей Соловьев, плюс дополнительный материал о записи альбома в литовском городе. (Поддержать сайт можно пройдя по ссылке). Вдобавок ко всему, это концерт и музыкальный спектакль (можно модно назвать «live music & storytelling»), премьера которого состоялась 30 апреля в Гоголь-центре.

Все старания и расширения границ жанров призваны служить даже не попытке воссоздания духа времени, а посвящению ему. Времени, когда после долгого «прессинга» подул ветер перемен и свободы, и времени, когда чьи-то замыслы всё равно «попали под жернова». Сам Нестеров говорит, что «несуществующие» фильмы привлекли его именно своей нереализованностью, ведь главное, по большей части, — «величие замысла».

Музыка «Мегаполиса» здесь настолько особенна для века XXI и новой России, что практически мгновенно заставляет остановиться и просто застыть в этой гармонии (например, я первый раз слушала альбом в вечернем автобусе и просто сначала не поверила своим, видимо, «засорившимся» ушам). Доверительная интонация Нестерова, короткие фразы о главном, легкий минимализм и дух импровизации – группа словно берёт слушателя в путешествие на машине времени и в прошлое, и в будущее. «Из жизни планет» — это воплощенная свобода формы, блистательный 100-минутный (!) розыгрыш.

А посвящение получилось не только времени, но и людям, чьи истории не должны быть забыты. Для того чтобы понять нас нынешних, нужно понять нас вчерашних. Как на уроках истории – полезно знать, чем все начиналось и заканчивалось, хоть и используется это знание на практике редко.

Pixies «Indie Cindy»

??????

Альбом (первый за 24 года!) легендарной инди-группы, стоявшей у истоков альтернативной музыки в 80-х, представляет собой в основном компиляцию последних 3 EP, выпущенных с середины прошлого года. Отсюда, пожалуй – отсутствие какого-либо активного обсуждения пластинки, «Чего мы здесь не слышали?» — скажут многие и будут правы. А может, и нет. Это вам, конечно, не «Where is My Mind» (вообще первое, что приходит на ум в связи с Pixies), и не «Hey», но всё же… Альбом не навязывается хитами, но является хорошим образчиком фирменного стиля группы – «жирные» гитарные соляки и напористые барабаны, аляповатые тексты и традиции мелодики 90-х. Всё, собственно, чем Pixiesвсегда были и будут славны. И есть здесь действительно стоящие песни, особенно задорные и стилизованные «Greensand Blues» и «Bagboy». Такая «жирная точка» в отличной дискографии может быть мотивирована лишь желанием порадовать фанатов еще одним сборником, доказывающим, что Pixies по-прежнему хороши.

Cloud Nothings «Here and Nowhere Else»

Cloud-Nothings-Here-And-Nowhere-Else

Доселе неизвестный мне коллектив Cloud Nothing sпоказывает хороший набор качеств инди-музыки – характерная простая мелодика, «гитарность», слегка фоновый вокал. Но и добавляет своё: в их исполнении индии звучит жестче и развязнее, чем в привычном варианте. Отсюда – немного скримовый вокал, напористые ударные, быстрый темп. Иногда, словно подзабыв о заданной установке, «спускаясь» в привычный для инди темп, ребята вновь резко возвращаются в музыкальную «гонку» ( «Psychic Trauma»). Переработанной инди-классикой можно назвать песню заключительную «Pattern Walks», выполненную в той же манере. Впрочем, отсутствие разнообразия и стало главным минусом этой пластинки.

EMA «The Future’s Void»

ema-the-futures-void

Оригинальнее оказался инди-вариант от EMA– сплав электроники с жесткой гитарой и микшированной скрипкой. Тон всей пластинке сразу задает открывающий номер, немного триповая песня «Satellites». Нервные песни типа «So Blonde» или «Neuromancer», в которой EMA измененным голосом почти кричит «I’m Lucifer! I will survive!» перемежаются со спокойными, истинно женскими песнями в стиле CatPower (например, «When She Сomes» или «100 years»). В последних уже нет и никакой электроники, ни в голосе, ни в аранжировке — наоборот, максимум естественности и интимности. Описание немного похоже на последнюю пластинку St.Vincent, но EMA одновременно проще и сложнее; насколько агрессивна и усложнена одна сторона EMA, настолько акустична, спокойна и проста – другая. Так пластинку можно условно разделить на две части «эволюции», где под первую хочется устроить ритуальные пляски с жертвоприношением или танец святого Витта, а под вторую – понежиться на кровати или пригласить кого-нибудь на медленный танец.

Спонтанный блок под кодовым названием «Back to Basics»

Возвращаться к истокам всегда было популярной тенденцией в развитии любой культуры и вида искусства – синтез старого и нового направлений, новый взгляд на классику и тому подобное. В музыке сейчас достаточно широко представлен пост-панк: порой кажется, что музыка Joy Division, как огромный оркестр, только-только закончила играть, и мир полон её отзвуков. Какие-то команды пытаются сделать что-то новое, а какие-то – просто как в зеркале отражают то, что далеко не ново, но звучит по-прежнему свежо и современно. В этом направлении хочется представить два примера – хороший и не очень. Ху из ху, думаю, будет догадаться не сложно.

 

Manicure «Восход»

manicure-voshod-album

Московские модники выпустили 3-й альбом и впервые запели на русском языке. Правда, сама по себе хорошая идея русифицирования оказалась немного необоснованной: тексты с откровенным цоевским налетом (например, заглавная песня альбома «Снег»: «Нам остается ждать солнца и тепла», «А когда придет весна,/ Снег растает и тогда/ в синем небе самолет/ унесет нас навсегда»), слова порой просто не разобрать из-за манерного вокала. То ли это стилистический прием, то ли просто попытка создать «фишку» (а-ля обаятельная шепелявость солиста «Сансары» Саши Гагарина), толком неясно.

Изобрести велосипед, впрочем, ребята и не пытались — скорее, попробовали просто собрать его заново, иногда вставляя свои, не очень проверенные детали. В отличие от предыдущих англоязычных альбомов, где, по крайней мере, пост-панк был в живой и характерной истеричной форме, «Восход» являет собой главным образом одно – уныние. Уныние музыкальное (за исключением, пожалуй, трека «Муг», где царит холодный минималистичный звук и растушеванная электроника), но в первую очередь уныние вторичности. Конечно, Цой и Йен Кертис (слушай «Лето») – это фундамент, и нет ничего печального в работе с ним; но неплохо было бы, отталкиваясь от него, добавлять что-то свое или хотя бы стараться быть интересным. Также скрупулезным автором этого ворчливого обзора была замечена почти полная идентичность гитарного рифа песни «Звезда (В небе над землей)» с заслушанным всеми номером The xx «Shelter». Коллективное бессознательное, видимо, сработало, да и чего удивительного – отзвуки «Иксов» сейчас можно найти в каждой второй новой группе.

Главный вопрос – чем был обусловлен переход к скупой и, простите, скучной меланхолии и невнятной русской лирике — остается открытым.

Protomartyr «Under Color Of Official Right»

ProtomartryScumRise

Другой пример обращения к пост-панку – альбом малоизвестной группы из Детройта Protomartyr. Здесь жаловаться не приходится – хоть на классику пост-панка не тянет, но, начиная с заглавной «Maidenhead», музыканты дают фору многим современникам из числа последователей Joy Division.

Пластинка и при повторном прослушивании воспринимается как единое полотно дополняющих друг друга песен об отчаянии, жестокости и одиночестве. Как следствие такой тематики – нервный пост-панк, срывающийся вокал и не менее истеричные рифы ( «Scum, Rise!», например). Плюс, конечно, естественная «память жанра» с характерной меланхоличной мелодикой пост-панка.

The Ghost Of a Saber Tooth Tiger «Midnight Sun»

1397548711_front

Но не пост-панком единым – все больше и больше групп обращают свой творческий взор в психоделические 60—70е, воскрешая Вудсток и прочие радости кислотной эпохи. Совсем свеженькие Temples уже названы лучшей британской новой рок-группой, ту же жилу обрабатывают Tame Impala, Magical Weapons и прочие.

А под неудобопроговариваемым названием The Ghost Of a Saber Tooth Tiger живут и творят Шон Леннон, да, сын Джона, и его красавица возлюбленная, модель и по совместительству вокалистка Шарлотта Кемп Мюль. Это первый альбом ребят с претензией на лучшую современную психоделику (до этого были в основном Acoustic Sessions), и, может, даже на новых Джона и Йоко. По крайней мере, глядя на Шона, ассоциация неизбежна.

Начавшись очень круто ( «Too Deep», «Xanadu», «Animals»), альбом «затухает» где-то к шестой песне. Может, от того, что сам уже начинаешь догадываться, что прозвучит дальше, может, от собственного ощущения предсказуемости у музыкантов. Особую магию добавляет томный вокал Шарлотты (например, в «Johannesburg»), да и голос Шона, так интонационно и тембрально похожий на отцовский, радует даже просто своим существованием. Музыкально это смесь «Сержанта Пеппера» с «Белым альбомом» с проскальзывающей простотой мелодики Харрисона ( «Last Call») – чему тут можно не радоваться, особенно завзятому «битломану»? Шон не прошел и мимо ранних Pink Floyd и экспериментов Сида Баррета (может, и не только музыкальных – кислоты на альбоме достаточно).

Ребята похожи на современную версию Джона и Йоко, но с одной оговоркой – это Джон и Йоко «на отдыхе», без отличавших их бесстрашных экспериментов и новаторства.


Написала

Любовь Фельзингер Любовь Фельзингер


25 июня 2014 г.

Рубрики

Обсуждение


Похожие записи