«Норильские сезоны» — детям

Международный театральный фестиваль «Норильские сезоны» в Красноярске открылся спектаклями для детей. Итальянский Театр Telaio показал «Историю одного ребенка и одного пингвиненка», а московский «Театриум на Серпуховке» — мюзикл «Огниво».

«История одного ребенка и одного пингвиненка»

«История одного ребенка и одного пингвиненка»

Детская программа «Норильских сезонов» – вообще одна из самых сильных составляющих этого фестиваля, который Фонд Михаила Прохорова проводит в Красноярске уже в пятый раз. В пятый и в последний – со следующего года форум будет проходить под названием «Театральный синдром». Но об этом чуть позже, а пока – о первых показах нынешнего фестиваля.

«История одного ребенка и одного пингвиненка» — спектакль режиссера Анжело Факкетти, в котором при минимуме выразительных средств исследуются глобальные темы, понятные людям любых возрастов. После спектакля актеры рассказывали, что в Италии очень актуальна проблема взаимодействия разных культур. На севере страны, в Брешиа, откуда приехал Театр Telaio, развита промышленность, и возможность получить работу привлекает туда множество эмигрантов. В школах до 80 процентов детей – не итальянцы. История, как ребенок и пингвиненок, два разных существа, учатся находить общий язык, наглядно показывает – сближение возможно.

«История одного ребенка и одного пингвиненка»

«История одного ребенка и одного пингвиненка»

Межкультурное и межнациональное взаимодействие проблематично и для нашей страны, и, вероятно, кто-то увидел в спектакле именно это. Но мне в нем показалось важнее другое. В самом начале, когда мальчик (Микеле Бельтрами) выходит к зрителям, голос за сценой поясняет, что это очень одинокий ребенок. И вскоре откуда-то появляется другое существо – пингвиненок (Паола Канниццаро), который избавляет его от одиночества… Знакомый сюжет, не так ли? Возможно, кто-то уже вспомнил историю про Карлсона, который живет – то ли и в самом деле на крыше, то ли в фантазиях одинокого Малыша, которому очень нужен друг. Как и пингвиненок в итальянской истории – непонятно, существует ли он во сне ребенка или в его мечтах. Но даже если друг выдуман, то отношения с ним настоящие – решимость, с которой мальчик берется помочь пингвиненку вернуться домой в Антарктиду, говорит сама за себя. Неудивительно, что расставаться им в итоге совсем не хочется…

«История одного ребенка и одного пингвиненка»

«История одного ребенка и одного пингвиненка»

Что примечательно – спектакль сделан практически из ничего, и это нисколько не мешает ему удерживать зрительское внимание на протяжении почти часа. Художник Фраческо Леви поместил все действие в черный кабинет. Два темных шкафа, из которых периодически появляются герои и разные предметы. Скамейка, складной ящик, который преобразуется в лодку, радиоприемник, с десяток черных зонтов – вот и все оформление. Во время путешествия на Южный полюс из зонта вдруг возникают то рыбки, которых удят проголодавшиеся странники, то звезды – заботливый пингвиненок «раскрывает» звездное небо над своим уставшим другом. В Антарктиде, как бы означая, что поездка завершена, из зонтика долго-долго сыплется снег… Простые чудеса, задевающие самые тонкие душевные струнки.

Если спектакль итальянцев – камерная история, то «Огниво» московского «Театриума на Серпуховке» — большой зрелищный мюзикл, с многочисленными вокальными и пластическими номерами. Стихи к сказке Андерсена написал известный детский поэт Андрей Усачев, музыку сочинил «Оркестр Робинзона Крузо» — этот же коллектив исполняет ее во время спектакля. Сюжетная линия «Огнива» в постановке Терезы Дуровой почти не изменилась, разве что заметно смягчилась – в интерпретации режиссера нет андерсеновской жестокости. Несмотря на лихие, мастерски поставленные драки, все опасности здесь словно понарошку. Три собаки, которые поначалу выглядят как черти из преисподней, испытав Солдата на прочность, становятся ему лучшими друзьями. И даже Ведьма (Юлия Тарникова) у Дуровой – совсем не безобразная, а кокетливо-привлекательная. В финале и ей повезет найти свое женское счастье.

«Огниво»

«Огниво»

Музыкальные номера из «Огнива» моментально ложатся на слух, и, выходя со спектакля, невольно продолжаешь напевать «Да-да-да-да-Дания, подарит нам она, легенды и предания…». А из простейшей фразы «Пропала принцесса» возникает целый музыкальный номер. В некоторых мелодиях узнаются фольклорные мотивы (причем иногда – с отчетливым ирландским привкусом). Печальная ария Короля-отца невольно отсылает к сетованиям другого родителя королевской крови – из «Бременских музыкантов». Воистину, тревоги отцов повзрослевших дочерей неизменны – и в сказке, и в жизни.

«Огниво»

«Огниво»

Очередные «Норильские сезоны» стартовали на отлично, продолжат их спектакли для взрослых. Среди них – уличное представление, которое тоже стало обязательной составляющей фестиваля в Красноярске. Со сменой его названия на «Театральный синдром» эта традиция наверняка сохранится, как и непременное присутствие в программе спектаклей для детей. Да и любые опасения, что с новым именем форум утратит свое лицо, кажутся утилитарными. «Норильские сезоны» переместились в Красноярск из Норильска, о скорой смене бренда говорилось с первого же фестиваля в краевом центре. «Театральный синдром» уже несколько лет проходит в городах Центральной России – логично было объединить эти программы.

«Норильские сезоны» - «Театральный синдром»

Организовывая такие фестивали в регионах страны, Фонд Михаила Прохорова декларирует цель «заразить» зрителей «неизлечимой любовью к театру». Красноярск отдален от театральных столиц и в последние годы не избалован гастролями крупных театров. «Норильские сезоны» и КрЯКК от Фонда Прохорова – чуть ли ни основная возможность приобщиться к самым ярким образцам сценического искусства. Поэтому очень хочется насыщаться на них не только «деликатесами» — экспериментальным авангардом, но и «хлебом насущным» — лучшими спектаклями крупных российских театров. Кстати, в Норильск на «Сезоны» когда-то привозили лауреатов «Золотой Маски». В Красноярске такая традиция тоже была бы отнюдь не лишней.

Обсуждение


Похожие записи