Сколько стоит чистый воздух?

В Красноярске очередной виток разборок, почему в городе нечем дышать и кто в этом виноват. Строго говоря, правильного ответа не существует. Автомобильный транспорт, промышленность (в первую очередь в лице алюминиевого завода) и сжигающие уголь котельные и ТЭЦ дружно и паритетно делают воздух одинаково грязным практически во всех районах города. Мы сейчас не будем вдаваться в цифры конкретных объемов выбросов или концентраций загрязняющих веществ. Самое забавное, что вдаваться в них достаточно сложно, так как современной системы мониторинга качества воздуха в городе нет. Поговорим о другом. О том, сколько стоит чистый воздух в городе, ведь в нашем меркантильном мире ценят и заботятся о том, что … имеет цену.

Смог в Красноярске. Источник фотографии: http://gornovosti.ru/blog/post/1510

Трагедия общего

Ученые и практики, которые занимаются качеством окружающей среды, давным-давно столкнулись с проблемой общественных ресурсов, которая получила название «трагедия общего». Суть трагедии очень проста, когда есть ресурс, который доступен всем и в то же время никому не принадлежит и бесплатен, то его использование заканчивается его … уничтожением. У нас нет монополии на воздух – он принадлежит всем. Мы не можем защитить свой воздух, например, в Октябрьском районе – попутный ветер принесет и выбросы ТЭЦ и выбросы КРАЗа. Строго говоря, мы не знаем, сколько стоит воздух, потому что классическая экономика сходу нам не дает ответа на такой вопрос.

Оцениваем белочек

Задача определения стоимости окружающей среды важна для любой природоохранной деятельности. Почему? Ответим на этот вопрос на примере всеми любимых белочек Академгородка. Представьте себе, что в Академгородке предлагают к реализации проект, который всем сделает лучше – появятся новые рабочие места, бюджет города пополнится доходами, даже лес останется прежним. Единственное изменение – в лесу исчезнут белки. Реализовать проект или нет, зависит от вас. На основании каких критериев вы будете принимать решение? На одной чаше весов – конкретные выгоды для населения, которые можно посчитать в денежной форме. С другой стороны – исчезающие белки, по которым многие будут скучать, но эта скука, строго говоря, не монетизирована. Спросите охотоведа: «Сколько стоит дюжина белок?». Цена шкурок явно не перевесит ожидаемые бюджетные выгоды. Да и подсознательно вроде понятно, что белки в городе ценны не шкурками.

За такую белку жители города вряд ли будут платить…

Сформулированная задача с проектом в Академгородке, это пример анализа затрат и выгод – метода используемого при принятии решений в разных сферах жизни. Выгоды – то, что мы получим после реализации проекта. Затраты – что мы потратим и потеряем. В случае природоохранных задач траты связанные с ухудшением качества окружающей среды можно оценить, узнав, сколько люди готовы платить за сохранение исходного качества окружающей среды, или какую компенсацию за утрату исходного состояния они считают адекватной (на самом деле есть много методов для оценки стоимости окружающей среды, но обзор этих методов – отдельная задача).

В этих терминах цену белок посчитать легко. Нужно опросить жителей города, сколько они готовы заплатить за то, чтобы белки в Академгородке остались в живых. Кто-то готов заплатить тысячу, кто-то пять тысяч, кто-то ничего. Полученную среднею цифру (я сейчас очень упрощаю, в реальности методика гораздо сложнее) умножить на численность готового платить населения и получить стоимость белок в …. сознании населения. Рациональный скептик скажет, ну это же не реальные деньги, это виртуальная стоимость белок, которая может быть увеличена или наоборот уменьшена разными политтехнологическими действами. Например, запустим кампанию по дискредитации белок в формате «мерзкие рыжие твари разносят опасные заболевания» и их стоимость в массовом сознании упадет. И, наоборот, плакаты в стиле «мимими, общайся с природой, белочки излечивают детей больных аутизмом» резко поднимут их виртуальную стоимость. Все так. Тем не менее, вытащить из подсознания жителей на белый свет цену белок очень важно. Если цена белок для жителей высока, то можно ожидать, что поддержка или противодействие принятому решению с их стороны будет тоже высокой (а это как минимум информация к размышлению). Если жители оценивают белок на уровне стоимости их шкурок – их потерю можно не брать в расчет и принимать решение исходя из строго экономических соображений.

На самом деле вокруг концепций «желания платить» и  «готовности получить компенсацию» есть целые пласты теории, но эта статья явно не нацелена на такие обсуждения. Мы зафиксировали для себя, что стоимость окружающей среды можно оценить в этих терминах и беремся за воздушные массы города.

Осторожно! Воздух

На последней встрече под кодовым названием #киносдоцентом мы смотрели фильм студии «Лавр» «Осторожно! Воздух» и разговаривали про воздух Красноярска. Сергей Михайлюта рассказал много всяких профессиональных разностей про ситуацию в этой сфере (мы надеемся, что скоро появится большой материал с его ответами на наши вопросы). Меня же, как доцента читающего в университете курс лекций «Экологический менеджмент» заинтересовал вопрос: «Сколько стоит чистый воздух в Красноярске?». Полномасштабное исследование на эту тему тянет на хороший диплом (если не на диссертацию). А вот для вводной в тему популярной статьи хватит и простого интернет опроса. Конечно, выборка будет не представительной. На научную строгость мы не претендуем. Но кое-что о себе дорогих узнаем.

Я задал своим подписчикам два основных вопроса:

1. Представьте себе следующую гипотетическую ситуацию. Власти Красноярска обещают гарантированное снижение уровня атмосферного загрязнения в городе в 10 раз. Это произойдет при одном условии — необходимо ввести плату за «чистый воздух». Какую сумму вы готовы были бы платить (при условии, что мы живем в идеальном мире доверия к власти) ежегодно за то, чтобы в Красноярске, уровень загрязнения воздуха уменьшился в 10 раз?

2. Представьте себе следующую гипотетическую ситуацию. Власти города нашли средства на компенсацию вреда за загрязнение воздуха в городе. Условия выплаты компенсации предполагают, что уровень загрязнения в городе останется на текущем уровне. Все проекты направленные на уменьшение текущего загрязнения будут свернуты. Ситуация с качеством воздуха не будет ухудшаться, но и не станет лучше. Какой размер ежегодной компенсации вы сочтете адекватным?

Для проверки парочки простых гипотез были добавлены вопросы о размере ежегодного дохода, о районах проживания и работы в городе.

Результаты оказались почти ожидаемыми. Всего на вопросы анкеты за неделю ответило чуть больше ста человек. Были охвачены все районы города. Обнадеживающий факт, который говорит о том, что в целом в сеть опроса попали самые разные категории населения. По данным Крайстата среднемесячная зарплата в Красноярске в районе 33000 рублей в месяц. В нашем опросе, с учетом довольно грубой оценки, среднемесячная зарплата опрошенных оказалась равной 30-40 тысячам рублей в месяц. Довольно точно попадание.

Платим за чистый воздух

Начнем с готовности платить за чистый воздух. Неожиданно для меня эта сумма оказалась почти не зависимой от дохода (строго говоря с точки зрения статистики эффект дохода на готовность платить не достоверен и точка). Примерно 3500 рублей в год в среднем готовы платить красноярцы за то, что бы воздух стал в десять раз чище. Лишь лица, имеющие ежегодный доход больше 700000 рублей, готовы платить чуть больше – в районе 5000 рублей в год. Промежуточный вывод из факта независимости готовности платить от дохода – стоимость чистого воздуха можно легко посчитать, умножив полученное среднее значение на численность работающего населения города.

Влияние размера ежегодного дохода на готовность платить за чистый воздух

Готовность платить также не зависит и от района проживания – относительно благополучный Октябрьский, алюминиевый Советский или угольный Ленинский – все оценивают чистоту воздуха одинаково. Если уж район проживания не влияет, на готовность платить за чистый воздух, то район, в котором человек работает, точно не будет влиять (он и не влияет). Лишь одна группа готова платить за чистый воздух существенно больше – почти 9000 рублей в год. Это люди проживающие загородом, имеющие высокий доход (больше 700000 рублей в год) и работающие в Красноярске. Логично предположить, что в эту категорию попали те, кто целенаправленно сбежал от грязи города.
Промежуточный вывод из факта независимости готовности платить от района проживания – проблема загрязнения воздуха в городе воспринимается более менее однородно всеми жителями, никто не чувствует себя в безопасности (я то по наивности ожидал, что Октябрьский район, как более благополучный, будет отличаться, но нет).

Влияние района проживания на готовность платить за чистый воздух

Получаем компенсацию за грязный воздух

Гораздо интереснее посмотреть на ответы в категории, «какую компенсация за грязный воздух я сочту достаточной». И вот тут получаем классическую картинку. Подавляющее большинство опрошенных выбирает ответ-провокацию «мое здоровье бесценно, мне не нужна компенсация, делайте воздух чище». То есть на вопрос, сколько вы заплатите за чистый воздух (и бесценное здоровье), мы выбираем ответ «несколько тысяч рублей в год». А на вопрос какую сумму вы рассматриваете как адекватную компенсации – мое здоровье бесценно, у вас денег не хватит.

В чем забавность этого раздвоения сознания. В том, что с точки зрения теории опрос на тему сколько вы готовы заплатить за чистый воздух и какую компенсацию вы готовы принять за потерю чистого воздуха должен выдавать одинаковые цифры – речь идет о стоимости одного и того же ресурса. На практике, и это стандартная ситуация во всех подобных опросах, запрос на компенсацию всегда выше желания заплатить. Кстати аналогичная ситуация была бы с белочками. В качестве компенсации опрошенные потребовали бы большую сумму, чем были бы готовы заплатить за их сохранение.

Распределение ответов на вопросы о желании платить за чистый воздух и готовности получить компенсацию за грязный воздух.

Пора закругляться. С одной стороны при средней готовности заплатить 3500 рублей в год, стоимость чистого воздуха в городе (умножаем 3500 на численность трудоспособного населения) равна 2-3 миллиардам рублей в год. Это примерно 10% от доходов всего бюджета Красноярска. В 2014 году, например КРАЗ, направил на экологические программы немногим меньше 500 миллионов рублей. На модернизацию природоохранного оборудования на ТЭЦ-1 в ближайшем будущем будет потрачено около 800 миллионов рублей. Расходы краевой экологической программы в 2014 году (можно предположить, что часть этих денег осела в Красноярске) составили около 700 миллионов рублей. Строго говоря, жители города оценивают стоимость чистого воздуха вполне себе соразмерно (и даже чуть больше) текущим экологическим затратам бизнеса и власти (на самом деле такое совпадение даже удивляет).

С другой стороны, горожане практически единогласно (мистические для России 82%) не готовы продавать свое здоровье за деньги ( «нам не нужна компенсация») и посылают власти сигнал – «делайте город чище».

В целом итоги опроса претендуют на роль капитана очевидности. Горожане понимают, что воздух в городе грязный. С этим согласны жители всех районов, и бедные и богатые. Это означает, что власть может рассчитывать на поддержку населения при реализации природоохранных программ разной степени строгости и давления на игроков загрязняющих город. А вот готова ли власть ответить на этот запрос и использовать ресурс общественной поддержки, уже другой вопрос.

Егор Задереев 30 марта 2015 г.

Написал

Егор Задереев Егор Задереев
Научный сотрудник


30 марта 2015 г.

Рубрики

Обсуждение

  1. Матнина Татьяна 30.03.2015 17:14

    Помимо перечисленных причин все более усложняющейся обстановки в городе еще и гардостроительная. Строительство домов повышенной этажности, особенно в зоне Николаевки, преграждает продувание ветрами котловины, в которой расположился город. И положение будет только ухудшаться, если власти не задумаются об этом. А все так же будут рассказывать нам, что все земли выкуплены строительными корпорациями в предыдущие правления и сделать ничего уже нельзя. ПРОСТО В БЛИЖАЙШЕЕ УЕ ВРЕМЯ МЫ ВСЕ ПОЛУЧИМ ОБЩУЮ ГАЗОВУЮ КАМЕРУ.

  2. Ольга Иванова 02.04.2015 22:08

    Егор, очень интересный материал, особенно понравилось грамотная формулировка вопросов. Можно ли ею воспользоваться для использования, скажем, на территории Екатеринбурга? При условии, что потом поделимся результатом?

    • Ольга, конечно можно, но если делать настоящий соцопрос (а не для СМИ), то нужно конечно его чуть доработать. Вариант «мое здоровье бесценно» это немного провокационная формулировка, которая сбивает с толку — она конечно затем и сделана, но социологам это не понравится:) Можно и вопросов добавить (возраст, образование). Уровень дохода нужно причесать с учетом минимального прожиточного, среднего по региону и местных реалий. Ссылка на наш опрос — https://docs.google.com/forms/d/1bN1dnnXeLm5Fh4QTZbGtoj0zM4DOSYSPTvmrYy6JOcA/viewform

  3. Ольга Иванова 03.04.2015 13:07

    Спасибо, Егор, за щедрость. У нас пока формат использования до конца не определился, рассматриваем варианты выхода на широкую общественность с презентацией планов по новой стратегии развития города и актуализации генплана и однозначно прогнозируем протестную реакцию под флагом экологии. Ищем варианты перевода этой энергии протеста в конструктивное русло и Ваш опыт в этом плане очень пригодится. Подумаем и над идеей «настоящего» соцопроса с обсуждением его итогов на площадке городского уровня.

    • отлично! тогда вам будет интересен и вот этот материал http://krskdaily.ru/2014/03/architecture/downtown-unconscious
      несколько лет назад я проводил площадку под названием «Город будущего», где мы пытались выйти на обсуждение актуальных городских тематик. А пару лет назад с командой внешних географов, экологов и урбанистов мы делали целый проект с опросами ключевых игроков и подготовкой аналитики и сценариев о будущем развитии города (http://www.slideshare.net/zadereev/spatial-planning-in-krasnoyarsk-opportunities-and-constraints-26788902). При желании и разумных деньгах можно спланировать и провести похожее и у вас (если интересно можете нас привлекать — внешним экспертам всегда проще непредвзято делать анализ).


Похожие записи