«Норильские сезоны»: потерянный рай и танцы смерти

Лично для меня самым ожидаемым событием на последнем фестивале «Норильские сезоны» в Красноярске был приезд Центра современного искусства ДАХ с Украины. По множеству причин. Во-первых, очень уважаю украинский фолк, а украинская этно-хаос группа «Даха Браха», которую я открыла для себя на фестивале «Саянское кольцо», — одна из моих самых любимых. Во-вторых, с самим Центром ДАХ тоже уже имела возможность познакомиться: его спектакль «Эдип. Собачья будка» на последней «Золотой маске» — одно из моих самых сильных впечатлений с этого фестиваля. Как было не порадоваться, что на «Норильские сезоны» киевляне привезли сразу два спектакля — «Dreams of the Lost Road» ( «Сны потерянной дороги») и «Почти спектакль, Почти по Пиранделло, или Танец смерти — реанимация».

ДАХ

«Сны потерянной дороги» ДАХ показывает на разных площадках (на видео, как можете убедиться, на закрытой). Но впечатление от просмотра «Снов» (названного своими авторами синтетическим шоу, концертом-перформансом) на открытом пространстве около Красноярского музейного центра, да еще на фоне Енисея и вечернего неба, медленно погружающегося в сумерки, как мне кажется, в разы сильнее. Современное в техническом отношении зрелище-притча, с использованием видеарта и лазерных спецэффектов эмоционально тревожит гораздо глубже, чем просто на визуальном уровне.

Под живое исполнение группы «Даха Браха» разворачивается параллельное действо, состоящее из видеоряда и живых картин, которые на пирамиде в несколько этажей за спинами музыкантов воспроизводят актеры ДАХ. Люди танцуют, любят друг друга (все очень целомудренно) — картина легкая и безмятежная, перед публикой разворачивается мирная, спокойная жизнь. Хотя в музыке чуть ли не изначально слышны тревожные нотки, и вскоре становится понятно, почему: мужчины одевают военную форму и уходят, а свадебные платья их невест сменяются траурным облачением вдов…

ДАХ

«Сны потерянной дороги» — очередная интерпретация вечного сюжета об утерянном рае. Такое ощущение, что вся эта совокупность звуков и картинок проникает куда-то вглубь генов, и с нас, насквозь урбанизированных людей, погруженных в интернет и, казалось бы, напрочь уже утративших всякие связи со своими корнями, слетает вся защитная техно-оболочка. Остается голый человек на голой земле, очистившийся от мирской суеты… Живительный глоток взбодрит нас ненадолго, вскоре мы вновь вернемся к своим ipad’ам, iphone’ам и facebook’ам. Но так греет душу мысль, что есть возможность хоть ненадолго отрешиться от всего этого и просто заглянуть к себе в душу… Хоть иногда. К следующему году художественный руководитель Центра ДАХ Владислав Троицкий с Theatre Vidy-Lausanne (Лозанна) должен представить совместный проект «Вий». Будем надеяться, что Фонд Прохорова и до наших краев его довезет.

«Почти спектакль, Почти по Пиранделло, или Танец смерти — реанимация»

Спектакль Троицкого (или «почти спектакль», как следует из его названия) по новеллам Луиджи Пиранделло эмоционально не менее сильная история, но совершенно другого порядка. Очень чувственная постановка, состоящая из нескольких эскизов «почти по Пиранделло» на, опять же, извечные темы жизни, смерти и любви, сплетенных воедино. Нужно ли говорить, что это понятно даже тем, кто не только не читал Пиранделло, но и не знает мову?

ДАХ

Спектакль начинается еще на входе в театр, где всем зрителям юноши и девушки в черном со скорбными лицами предлагают выпить за помин души намедни скончавшейся актрисы. Отказаться неловко, и, как убедилась сама, — в рюмке настоящая водка. А некоторые зрители всерьез верят, что этот пролог — не часть перформанса, а горькая действительность. Особенно когда «усопшую» выносят в фойе, и товарки начинают ее оплакивать. Правда, вскоре, когда действие, наконец, перемещается в зрительный зал, «покойная» закуривает и счастливо воскресает. Такой вот черный юмор «почти по Пиранделло», где мрачные стороны жизни вдруг раскрываются не в самом безысходном свете. Это впечатление подкрепляют дальнейшие сцены постановки, которые одновременно напоминают и итальянский кинематографический неореализм, и атмосферу «Одесских рассказов» Бабеля. Кому посчастливилось застать старую Одессу с ее общим дворовым бытом, меня поймет.

«Почти спектакль, Почти по Пиранделло, или Танец смерти — реанимация»

Фото из архива Фонда Михаила Прохорова

 

Обсуждение


Похожие записи