Ирина Долженко: «Опера – это обязательно дорого»

Ведущую солистку Большого театра Народную артистку России Ирину Долженко наша публика уже слышала – в опере «Кармен», где она пела главную партию, и в партии Весны в «Снегурочке». На «Параде звезд», который проходит в эти дни в Красноярском театре оперы и балета, певица также исполнит 30 марта Любашу в «Царской невесте» и выступит 8 и 9 апреля в совместном сольном концерте с Народной артисткой СССР Маквалой Касрашвили.

Народная артистка России Ирина Долженко

Народная артистка России Ирина Долженко

— До конца сезона мы вас еще услышим в каких-нибудь спектаклях?
— Летом я буду петь Амнерис в премьере «Amneris contr Aida» по опере «Аида» Дж. Верди. А в апреле, возможно, спою Кармен в недавней оперно-балетной постановке театра.

— Вас не смущает такой синтез?
— Меня вообще очень трудно смутить. (Смеется.) Я выросла в детском театре (Московский государственный академический детский музыкальный театр им. Н.И. Сац – Е.К.), у нас каких только экспериментов не было – и мультипликацию использовали, и лазеры, — в то время, когда это еще не практиковали нигде. К тому же, я много работала на Западе, один только «Бал-маскарад» спела в 11 разных постановках, и там тоже хватало всяких режиссерских придумок. На четырехметровой высоте в трубе висела, меня кидали в люки – чего только не испытала! Что поделать – в театре нужна интрига, публику по-другому не заманишь. Хотя, конечно же, главное в опере – хорошая музыка и высококлассные исполнители.

— Ирина Игоревна, а в какую сторону, на ваш взгляд, сейчас развивается оперное искусство?
— Знаете, как сказал Дзефирелли, опера – это обязательно дорого. Оперный спектакль нельзя поставить за три копейки. Если спектакль современный, должны быть такие технологии, чтобы публика умирала от восторга. А поставить на сцене два ящика и объяснять это как сознательный минимализм – даже в Германии, где вообще-то привычен такой подход, зрителям он уже не слишком интересен. Мир вокруг слишком изменился, и театр не может это игнорировать. Почему на мюзиклы ходят по десять раз, а на оперу многих и один раз с трудом затащишь? Потому что основной принцип мюзикла – шоу, зрелищность. Притом что и музыка может быть слабая, и исполнители не лучше. Опере тоже необходимо достойное обрамление, от этого не уйти. Неважно, современные декорации и костюмы или исторические – главное, чтобы они были сделаны качественно. Как в недавней премьере театра «Борис Годунов» — где вы еще увидите костюмы с настоящими мехами, из натуральных тканей? Это уникальное зрелище.

Ирина Долженко - Марина Мнишек («Борис Годунов»)

Ирина Долженко — Марина Мнишек ( «Борис Годунов»)

— Как относитесь к таким телепроектам, как «Большая опера»?
— Поддерживаю – считаю, что они популяризируют оперное искусство, привлекают новых зрителей. Да и молодым исполнителям конкурсы необходимы, хотелось бы, чтобы и красноярские певцы получили возможность в них участвовать, стажироваться за границей.

— Кстати, с начала этого творческого сезона вы возглавили в Красноярске оперную труппу. Уже наметили для себя какие-то первые задачи?
— Одну из них я озвучила – продвижение наших вокалистов. Недавно здесь побывал на прослушивании агент из Амстердама, надеюсь, будут результаты.

— Из провинции не очень охотно отправляют солистов на конкурсы, боятся, что их переманят в столичные театры…
— Но и не отпускать тоже нельзя, артиста нужно растить, у него должны быть перспективы! Значит, необходимо создавать здесь такие условия, чтобы люди были заинтересованы в сотрудничестве. Помимо адекватной социальной составляющей – возможность чаще выходить на сцену, петь разный репертуар. Поэтому, я считаю, нужно ставить именно те спектакли, на которые есть исполнители в самой труппе. Да, у нас сейчас не хватает теноров, взрослых басов. Значит, нужно их искать, приглашать – не на разовые выступления, а на постоянную работу. При этом человек может выступать где угодно. Но в контракте у него должно быть четко прописано, что его главное место работы на ближайшие два-три года – в Красноярске, и в приоритете у него интересы именно этого театра. Сейчас будем укреплять стажерскую труппу, привлекать перспективных молодых певцов. Детскому репертуару в оперном театре должно уделяться серьезное место, ведь мы воспитываем себе следующие поколения зрителей. Но стажерам необходимо участвовать не только в детских спектаклях. Я бы предложила для них «Двенадцатую ночь» Э. Колмановского – сюжет Шекспира и музыка приличная, там есть что петь. Сама когда-то пела Виолу, композитор писал это произведение на меня. И Моцарт очень полезен для молодой части труппы. В планах также постановка «Viva la mamma» Г. Доницетти – игровая опера, с переодеваниями, с множеством партий, — очень хороший и актерский, и вокальный материал.

Ирина Долженко - Амнерис («Аида»)

Ирина Долженко — Амнерис ( «Аида»)

— В оперетте сейчас все чаще поют под микрофон, и в оперу это поветрие тоже просачивается.
— В опере это нельзя делать категорически, потому что человек, привыкающий петь в микрофон, теряет собственную энергетику, он не развивается. Держать большой зал собственным голосом – уникальная способность артиста, никакие микрофоны ее не компенсируют. А проблемы с акустикой зала нужно решать с помощью специалистов.

— Позиции местного балета очень сильно укрепил балетный форум. Есть ли у вас в планах оперный конкурс?
— Наметили на 2015 год, сейчас разрабатываем положение. Хочется сделать форум с международным возрастным цензом, до 35 лет, агенты во всем мире работают именно с этим возрастом. А нашему театру это даст возможность привлечь сюда взрослых певцов, чтобы в дальнейшем пригласить кого-то из них на постоянную работу. Лично я одну из своих главных задач сейчас вижу в том, чтобы сформировать в труппе крепкий костяк, чтобы мы могли ставить и исполнять все спектакли преимущественно своими силами. Понимаете, привезти можно кого угодно. И, конечно, я очень рассчитываю на поддержку своих коллег из Большого театра, что они будут охотно здесь выступать – кого-то из них вы уже слышали на «Параде звезд». Но гораздо важнее, чтобы город полюбил своих артистов, знал их и поддерживал.

— Даже статистика подтверждает, что 85 процентов публики идет на любимых артистов…
— Вот именно! Значит, необходимо сделать так, чтобы театр воспринимали как что-то свое, родное, а не просто как место, где можно посмотреть какое-то зрелище. Чтобы любить театр, нужно его знать. В Большом театре, например, проводят экскурсии, где можно зайти послушать репетицию, побывать в цехах, увидеть, как готовят костюмы к очередной премьере и т. п. И возможность посидеть после спектакля в приятной атмосфере в театральном кафе, обсудить увиденное – это тоже притягивает людей в театр. Важно, когда хорошо налажена социальная система. Скажем, в Европе один раз в неделю специально ставят дневные спектакли для малоимущих, куда привозят зрителей со всех окрестностей. Оплачивает это муниципалитет. Форм работы со зрителями может быть множество.

Ирина Долженко - Весна ("Снегурочка")

Ирина Долженко — Весна ( «Снегурочка»)

Форм-то множество, а зал в театре всего один, к тому же его делят опера и балет – не разгуляешься.
— Над этим мы с руководством театра тоже сейчас думаем. Здесь есть малый зал, но к нему нет выхода из зрительского фойе – хотелось бы к следующему сезону решить этот вопрос. А уже в нынешнем сезоне, надеюсь, у театра появится хороший рояль, и мы сможем проводить в фойе вечера камерной музыки.

Фото Александра Мищенко и из личного архива певицы

Елена Коновалова 5 марта 2014 г.

Обсуждение


Похожие записи